+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Кому жаловаться когда без основания милиция на тебя долго собирают материал

Любому расследованию — будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже — предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. Но глубоко заблуждается тот, кто так считает — действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы. Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники — это явление, пока не характерное для нашей страны. Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Проверка документов на улице - Какие обязанности полицейского?

Краткое содержание

Download the summary and recommendations in Kyrgy. Жестокие посягательства со стороны мужа, с которым Гульнара Б. В один из вечеров в г. Гульнара рассказывала:. Гульнара десять дней провела в больнице с сильным сотрясением мозга. Из больницы, не посоветовавшись с ней и не спрашивая согласия, сообщили в милицию. Гульнара написала заявление, однако милиция не проинформировала ее о возможности получить охранный ордер и не приняла никаких мер к жестокому мужу.

На протяжении многих лет, пока продолжались побои, Гульнара несколько раз пыталась расстаться с ним, а в г. После десяти лет издевательств муж в г. Дело тянется уже больше двух лет; на момент подготовки этого доклада в отношении мужа Гульнары никаких приговоров или санкций еще не было. История Гульнары демонстрирует различные аспекты ситуации, когда власти Кыргызстана не обеспечивают пережившим семейное насилие надлежащую поддержку, защиту и меры по исправлению положения.

Настоящий доклад подготовлен в развитие доклада Хьюман Райтс Вотч г. С того времени правительство внесло ряд изменений в законодательство и провело информационно-просветительские кампании с целью искоренения терпимости и безнаказанности, которыми сопровождается насилие в отношении женщин. Так, например, в г. К сожалению, проблемы устойчиво сохраняются. В этом докладе документируется непринятие правительством мер по обеспечению пострадавшим содействия и поддержки, по задействованию имеющихся механизмов защиты, по расследованию и судебному преследованию фактов нарушений и по привлечению к ответственности виновных в семейном насилии.

По итогам интервью с пережившими насилие, работниками служб помощи, сотрудниками милиции, судьями, лидерами местных общин и государственными чиновниками Хьюман Райтс Вотч было установлено, что проблема семейного насилия по-прежнему остро стоит в Кыргызстане, а целый ряд факторов препятствует обращению за помощью или доступу к правосудию для пострадавших в таких ситуациях.

В ходе интервью с пережившими насилие и работниками служб помощи Хьюман Райтс Вотч задокументировала эпизоды крайних проявлений физического и психологического насилия в семье, последствия которых иногда носили стойкий характер. Несколько женщин также рассказывали Хьюман Райтс Вотч о принуждении к вступлению в брак, иногда — посредством похищения; три из проинтервьюированных нами пострадавших были выданы замуж в возрасте от 15 до 17 лет, в то время как установленный законом минимальный возраст вступления в брак составляет 18 лет.

Многие женщины говорили, что подвергались семейному насилию на протяжении многих лет: почти всегда — со стороны мужа или партнера, однако также со стороны родственников мужа, в одном случае — со стороны брата. Некоторые женщины вследствие семейного насилия получали стойкие физические или психические расстройства. Пережившие насилие сталкиваются с обескураживающим спектром факторов, препятствующих обращению за помощью, защитой и правосудием.

Социальные факторы включают давление за сохранение семьи любой ценой, стигматизацию и стыд, экономическую зависимость, уязвимость и изоляцию особенно для живущих в незарегистрированном браке , а также боязнь мести со стороны причастных к семейному насилию.

К факторам иного рода относятся, в частности, дефицит служб помощи, особенно убежищ, а также бездействие или враждебное отношение со стороны правоохранительных и судебных органов. Во многом Кыргызстан нарушает свой собственный закон г.

В Кыргызстане семейному насилию подвергается значительный процент женщин и девочек, однако только немногие случаи получают огласку, и еще реже дело доходит до судебного преследования. Официальные цифры свидетельствуют о том, что до суда доходят далеко не все заявления о семейном насилии, которые регистрируются милицией. Если вопрос все же рассматривается судом, то нередко в рамках административного производства, которое предусматривает менее строгие, чем в уголовном процессе, меры наказания.

Оценка практики реагирования на семейное насилие в Кыргызстане представляется особенно актуальной именно в данный момент. Крайне важно, чтобы новое законодательство о семейном насилии сохранило уже существующие гарантии защиты и исправления ситуации, обеспечив одновременно корректировку слабых сторон и включение механизмов исполнения.

Закон г. В парламенте также рассматриваются поправки в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, способные усилить существующие законодательные нормы, применимые к семейному насилию. Не все сотрудники милиции, судьи и работники государственных служб помощи игнорируют свои обязанности в области реагирования на семейное насилие.

Некоторые сотрудники милиции рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что регулярно принимают заявления о таких фактах и выдают временный охранный ордер. Некоторые пострадавшие говорили, что судьи помогали им получить развод или алименты от жестокого супруга. Министерствами здравоохранения и внутренних дел разработаны руководства по реагированию на случаи семейного насилия и ведению статистического учета.

Однако оказание помощи пережившим насилие, включая организацию убежищ, социально-психологическую поддержку и содействие доступу к правосудию, почти полностью остается на неправительственных организациях, большинство которых не получают никакой поддержки от государства.

Кыргызстан ратифицировал ряд международных договоров о правах человека, которые обязывают государство ограждать женщин и девочек от насилия и дискриминации.

Однако им пока не ратифицирован важный региональный договор — Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием вступила в силу в г. Кыргызстан не является членом Совета Европы, однако он мог бы и должен был бы ратифицировать эту конвенцию, в которой детально описываются меры реагирования на насилие в семье.

Правительство Кыргызстана должно обеспечить исполнение национального законодательства о насилии в отношении женщин, включая семейное насилие, и изменить законы и практики, которые создают для женщин и девочек риск подвергнуться насилию. МВД, Министерство юстиции, Генеральная прокуратура и Верховный суд должны обеспечить периодическое прохождение углубленной подготовки сотрудниками милиции, прокурорами и судьями и отслеживать соблюдение ими законов и политик, относящихся к семейному насилию.

Последнее включает выдачу и обеспечение исполнения охранных ордеров и судебное преследование причастных к насилию.

Правительство должно ясно и публично заявить, что безопасность и благополучие переживших семейное насилие важнее примирения и сохранения семьи.

Правительство также должно прояснить и обеспечить исполнение законов, ограничивающих передачу дел о тяжких случаях семейного насилия судам аксакалов, которые исходят из приоритетности примирения и могут ограничивать пережившим насилие доступ к полному объему мер по исправлению ситуации.

Оно также должно обеспечить исполнение законов, запрещающих вступление в брак до достижения летнего возраста и любые формы принудительного брака, в том числе посредством похищения невесты.

Хьюман Райтс Вотч обнаружила, что учреждения здравоохранения сообщали в милицию о случаях семейного насилия без получения согласия пострадавших. Такая практика противоречит рекомендациям Всемирной организации здравоохранения и может отталкивать женщин от обращения за лечением. Правительство Кыргызстана должно издать рекомендации, в которых указывалось бы, что медработники не обязаны сообщать в милицию о случаях семейного насилия в отношении совершеннолетних и что такая информация должна сообщаться только с явно выраженного согласия пострадавшей.

Правительству также следует расширить ключевые службы помощи, такие как убежища и юридическая помощь. Наконец, необходимо вести борьбу с вредными традициями и бытовыми стереотипами, способствующими семейному насилию и сохранению ситуации, при которой жертва считается виноватой и подвергается стигматизации. Нежелание или неспособность правительства Кыргызстана обеспечивать исполнение собственных законов приводит к тому, что женщины и девочки в ситуации семейного насилия оказываются лишенными гарантий защиты.

Нынешний момент — ключевая развилка для Кыргызстана, чтобы сделать законодательную базу более современной и ввести эффективные системные механизмы противодействия семейному насилию и привлечения виновных к ответственности. Пока это не будет сделано, жизнь женщин и девочек в Кыргызстане будет подвергаться опасности. Хьюман Райтс Вотч рекомендует правительству Кыргызстана:. В этом докладе документировано необеспечение правительством Кыргызстана надлежащих услуг, защиты и средств правовой защиты пережившим семейное насилие.

Доклад основан на материалах исследований, проводившихся Хьюман Райтс Вотч в ноябре — декабре г. Дополнительные встречи и интервью проводились в Бишкеке в мае г. Выбор городов определялся по итогам консультаций с местными женскими группами и службами помощи, с тем чтобы иметь возможность проинтервьюировать пострадавших из числа представителей различных социально-экономических и этнических групп.

Хьюман Райтс Вотч были проведены интервью с 28 женщинами, пережившими семейное насилие, в возрасте от 20 до 49 лет. Все они подвергались физическому насилию, почти все — также словесным оскорблениям или психологическому насилию.

Наши собеседницы происходили из Чуйской, Иссык-Кульской, Джалал-Абадской, Нарынской и Ошской областей и по этнической принадлежности были кыргызками, русскими и узбечками. Среди них были жительницы как сельской местности, так и городов, с образованием от начального до высшего. Четыре на момент интервью или ранее страдали алкогольной или наркотической зависимостью, две были ранее осуждены и отбыли тюремный срок.

Мы выходили на переживших насилие через местные службы помощи, неправительственные организации НПО и активистов за права женщин. Интервью проводились на русском, кыргызском или узбекском языке с помощью переводчиков-женщин.

Два интервью были проведены на русском нашим исследователем, владеющим этим языком. Некоторые женщины отказывались от интервью, опасаясь стигматизации или мести. Место интервью пережившие насилие выбирали сами: это, в том числе, могли быть убежище, частный дом или кризисный центр.

Хьюман Райтс Вотч разъясняла всем женщинам цель интервью и характер дальнейшего использования полученной информации, после чего мы получали устное согласие на интервью. Нашим собеседницам разъяснялось, что они вправе в любой момент прекратить или прервать интервью.

Никаких стимулов не предлагалось, некоторым женщинам выдавалась небольшая сумма на возмещение транспортных расходов. При необходимости и по возможности мы направляли переживших насилие в имеющиеся службы помощи и старались сводить к минимуму ретравматизацию.

Хьюман Райтс Вотч также были проведены встречи с 65 сотрудниками правоохранительных органов и уголовной и гражданской юстиции, работниками государственных и частных служб помощи, активистами неправительственных организаций и лидерами местных общин.

В их числе были 10 сотрудников кризисных центров и убежищ, восемь сотрудников милиции, четыре судьи, четыре адвоката и пять членов судов аксакалов, а также пять работников здравоохранения, два религиозных лидера и 11 представителей международных НПО и организаций системы ООН. Использовалась также информация из открытых источников, включая законодательство, официальную статистику, документы ООН, академические исследования и публикации в СМИ.

В декабре г. На те моменты наши неоднократные запросы о встречах в Министерстве социального развития были отклонены. В марте г. Хьюман Райтс Вотч обратилась с письменными запросами о предоставлении информации в МВД, Министерство социального развития, Министерство здравоохранения и Минюст.

На момент сдачи доклада в печать ответов не последовало. Тексты этих запросов доступны на нашем сайте. В интересах обеспечения безопасности и приватности для всех переживших семейное насилие настоящие имена заменены псевдонимами, опущены некоторые идентифицирующие детали в некоторых случаях это делалось и для других интервью по просьбе собеседника. Псевдонимы представляют собой имя и инициал при первом упоминании, при последующих — только имя.

Нурзат Н. Она рассказывала Хьюман Райтс Вотч, что пыталась сопротивляться, но ее отвезли в Нарын и заставили жить в семье жениха. После нескольких лет брака муж стал подвергать ее физическому и психологическому насилию. Как и многие другие проинтервьюированные нами женщины, пережившие семейное насилие, она не обращалась ни в милицию, ни в убежища или службы по оказанию социально-психологической помощи. Такая история является вполне типичной для Кыргызстана.

Почти во всех случаях проинтервьюированные женщины подвергались насилию со стороны мужа или партнера, иногда — со стороны родственников мужа или своих собственных.

Нам рассказывали о побоях кулаками и ногами, а также о нападениях с использованием различных предметов включая скалки и ножи , следствием которых становились тяжелые травмы, такие как сотрясение мозга или перелом костей черепа, или нарушение беременности.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что женщины, которые подвергаются насилию, нередко получают травмы, однако могут не обращаться за помощью или не рассказывать никому о случившемся. В упоминавшемся исследовании г. Пережившие насилие и работники служб помощи в интервью Хьюман Райтс Вотч отмечали, что семейное насилие считается в Кыргызстане почти нормальным явлением.

По словам летней Томарис М. Все мужья бьют жен. Официальная статистика не содержит разбивки случаев семейного насилия в отношении представителей отдельных категорий населения, таких как лесбиянки и бисексуальные женщины, трансгендерные мужчины ЛБТ , женщины и девочки с инвалидностью, этнические и религиозные меньшинства, ВИЧ-позитивные женщины, бывшие заключенные, лица, страдающие наркотической или алкогольной зависимостью, а также пожилые женщины.

За последние годы правительство Кыргызстана приняло определенные меры по решению проблемы насилия в отношении женщин и девочек, в особенности в части похищения невест подробнее рассматриваются ниже. Однако семейному насилию уделяется меньше внимания, хотя его нередко называют одним из главных нарушений прав человека, с которыми сталкиваются женщины в этой стране.

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Процедуры изъятия мобильных телефонов и изучения их содержимого сегодня не предусмотрены. Но телефоны изымаются и изучаются без оглядки на это. И сообщите пароль к нему! Даже к свидетелям. И не только в связи с уголовным преследованием. Визит работников силовых ведомств в офисы и на предприятия в связи с выемкой документов, например, нередко сопровождается изъятием телефонов у всех сотрудников с соответствующей проверкой их содержания.

ных исследований на основании фронтовых писем, но со- бирание этого вида ших без вести в период Великой Отечественной войны и по- ник // Материалы I Нижегородской архивоведческой конференции. Чте- села я и пишу тебе это письмо. кому я пишу, они шлют Вам красноармейский привет.

Законной процедуры изъятия и просмотра мобильных не существует

Распространите знания! Отправьте статью тем, кому она пригодится. Храни вас бог. Как это работает. Данные сотрудника можно записать. Любого человека могут попросить стать понятым. Всегда лучше иметь под рукой телефон адвоката, которому доверяете или которого вам рекомендовали. Отдельные требования есть для спецсредств: электрошокеров, слезоточивого газа, водометов, служебных собак.

Мне звонят в дверь, говорят: «Откройте, полиция!» Что делать?

Эта памятка поможет вам быть чуть более подготовленными к общению с милицией. Как показывает практика, лучшие помощники в коммуникации с представителями любых государственных служб — внимательность, четкое знание своих прав и дружелюбие. Если инициатор коммуникации сотрудник милиции, он должен представиться, показать удостоверение и сообщить причину обращения. Если он не сделал этого, вы вправе попросить его сообщить эту информацию.

Download the summary and recommendations in Kyrgy.

Ваши права при встрече с полицией

Алтайский край. Амурская область. Архангельская область. Астраханская область. Белгородская область.

Персональные данные: ответы на популярные вопросы

Кто и как может получить доступ к персональным данным, в каких случаях не нужно разрешение на их использование и передачу, могут ли не продать товар или не оказать услугу при отказе дать согласие на обработку данных, какие данные собирают владельцы сайтов и как отказаться от рекламной рассылки? Персональные данные ПД — это любая информация о человеке. ПД бывают трех видов: общие, специальные и биометрические. Это Ф. С номером телефона сложнее. Сам по себе номер как набор цифр — это не ПД, поскольку он не может персонифицировать субъекта данных, он обезличен.

ных исследований на основании фронтовых писем, но со- бирание этого вида ших без вести в период Великой Отечественной войны и по- ник // Материалы I Нижегородской архивоведческой конференции. Чте- села я и пишу тебе это письмо. кому я пишу, они шлют Вам красноармейский привет.

Общение с милицией. Советы правозащитников

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как вести себя, если полицейский нарушает закон? Инструкция Дождя
Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Касьян

    Интересно почему в военкоматах абсолютно ничего не говорят про агс